Krass (krass) wrote,
Krass
krass

Categories:

LOST in Yemen | 4. Колодец сладкой воды

1. Безумству храбрых
2. Из света в тень перелетая
2a. Взгляд год спустя
3. Тысяча и одна мечеть
     



Старый город остается позади. Мы переходим по каменному мостику-виадуку, перекинутому над оживленной автодорогой и оказываемся в другой части города. Наша цель - торговые кварталы Нового города: там можно обменять валюту и там мы решили запастись недостающими необходимыми элементами одежды.

Фактически Саана делится на три части: Старый город, Бир-эль-Азаб (Колодец сладкой воды) и Каа-эль-Яхуд (Еврейская долина), которую по традиции продолжают так называть, хотя проживавшее здесь еврейское население Йемена выехало в 1946 г. в Израиль. Попасть в эту долину тоже в наших планах. Бир-эль-Азаб же, также еще называемый Новым Городом, расположен западнее Старого города и является средоточием большинства правительственных учреждений, дворцов и деловых кварталов. Также здесь расположена центральная площадь Тахрир - площадь Освобождения.



К Новому городу наш путь лежит через оживленный рынок. Это, конечно, не огромный рынок в Старом городе, занимающий многие кварталы, но и здесь не протолкаться: снуют мотоциклисты, парни с тележками что-то суетливо развозят туда и сюда, степенно шествуют пожилые аксакалы, стайками порхают детишки и, словно из другого измерения - то там, то здесь - мелькают женские фигуры, до самых лодыжек задрапированные в черное. Одни лишь глаза украдкой скользят по нашей разношерстной компании.



А на самом рынке чего только нет: и кукуруза жарится на углях и фрукты-овощи - добрую половину которых сложно опознать - на любой вкус, и точильщик ножей и кипы листьев табака и одежда и украшения..
Такой себе настоящий кипящий и гомонящий восточный базар.



Там и сям вразнобой приткнуты автомобили. Автомобиль в Йемене вообще отдельная тема: это не только средство передвижения, но и объект декоративного искусства и, порой, дом и склад.. Да много чего.
Несмотря на повсеместную хаотичность езды - аварий не видел ни разу - водители выкручивают руль в каких-то феерических пируэтах, постоянно улыбаясь и приветсвуя всех и всё вокруг: - Салам!, Салам!



Отношение к автомобилю сугубо прагматичное и без излишнего пиетета: царапины и вмятины здесь в порядке вещей, паркуются чуть ли не друг-на-друге.. И при этом никаких криков и стрельбы. Конечно, встречаются и дорогие иномарки, но их мало, да и ездят они видимо по более благоустроенным местам. А в остальном автопарк в столице очень пестрый и, порой, раритетный: можно наткнуться на какой-нибудь "жук" из 60-х или "марк-II" из 70-х. Запросто.



Еще тянутся изукрашенные "пряничные" домики, но уже неуловимо чувствуется смена стиля - по сторонам стали появляться более современные здания. Мы выходим на одну из центральных улиц столицы. И здесь, как и в Старом городе, суета-сует, кипит жизнь и торговля. Вдоль улицы - ряды магазинов и магазинчиков, лавок и каких-то шалманчиков. Все устроены одинаково: идущая вглубь здания торговая площадь, порой очень небольшая и железные наружные двери, запирающиеся на ночь. Никаких витрин - и все весьма рационально.



Пока Александр, меняет наши кровные килобаксы на непривычные риалии, отбиваюсь от радушно-назойливого продавца парфюмов, которые он разливает тут же за столиком в разноцветные флакончики.
Только сфотографировав его вместе с его друзьями, я избежал участи быть облитым десятью разными приторно-душистыми запахами.



Пробираясь мимо разложенных прямо на земле товаров, двигаемся дальше, к лавке, где по словам Абдуля, продаются "настоящие, не китайские, платки и юбки". Без головного платка в Йемене не обойтись. Как оказалось впоследствии, платок, называемый "шаль" или "ихрам" - очень удобная штука, особенно в жару, особенно в пустыне: голова и шея защищены от палящего солнца, а складки платка поглощают горячий воздух и позволяют сохранять влагу и выносить высокую температуру.



Хотя этим роль ихрама не исчерпывается - помимо своей основной функции, он еще превосходный идентификатор: достаточно йеменцу взглянуть на узоры твоего платка, как он сразу понимает - кто ты, откуда, из какого племени и тому подобное.



Почти год спустя, Саша, путешествуя по Западной Африке, столкнулся с тем, что даже тамошние аборигены, разглядев его узоры на платке, весьма лихо определяли (как им казалось) - кто перед ними и, поначалу, даже сторонились чудного незнакомца. Когда же Саша попытался выяснить в чем причина такой настороженности, ему объяснили: дык платочек-то у тебя того-с.. с узорами родового племени Бени Ладынского. Казалось бы - где Йемен и где Мавритания?! Однако же узоры знающему человеку сразу же сказали о многом.



Естественно, мы все эти птичьи лапки и загогулинки читать не умели и каждый выбирал в лавке товар на свой вкус и взгляд. Помимо пары платков нам с Александром пришлось прикупить еще и юбки для хамама - местной бани. Но о хамаме будет отдельная история. А вот юбку для обычной повседневной носки, которая называется фута или маваз, мы решили не брать: джинсы и шорты все же привычнее. Да и уметь эту юбку надо носить правильно.
Хотел еще Александр прикупить себе соуб - национальную длинную белую рубаху, да промашка вышла: не сумел продавец отыскать на такого гвардейца нужный размер, уж больно вымахал, а йеменские мужчины они посубтильнее будут. Так что не судьба.



Помимо платка йеменский мужчина (особенно на севере страны) носит традиционный богато изукрашеный широкий пояс, за который заткнут кинжал в изогнутых ножнах - джамбия. Джамбия - это традиция, это фетиш, это ритуал. С джамбией бегают даже совсем маленькие мальчишки, ну а про пожилых и говорить нечего - каждый второй носит этот отнюдь не декоративный элемент национального костюма. Маруан сказал, что более детально можно будет рассмотреть и изучить джамбии на рынке, в квартале где ими торгуют и мы решили отложить знакомство с этим холодным оружием до вечера.



А мы, тем временем, двинулись в сторону гостиницы - оставить покупки да еще побродить перед обедом по прилегающим колоритным кварталам. Вот что присутствует в изобилии в Саане - так это колорит. После промозглой серо-грязной московской зимы испытание для неискушенного вполне серьезное: со всех сторон, отовсюду на тебя обрушивается буйство красок, запахов, звуков. А ты пытаешься все это вобрать в себя и хоть как-то поймать пролетающую мимо совершенно чужую жизнь на флешку фотокамеры.



Опасения, что будут сложности со съемкой, не подтвердились, в Йемене очень любят фотографироаться - особенно мальчишки - как завидят камеру, тут же влезают в объектив любопытными рожицами: - Сура!, Сура!
Сфотографируй, мол. Мужчины постарше тоже не чураются заезжих фотографов, кто-то сам машет рукой, мол, давай, жми свою кнопку, я уже "в образе", а у кого стоит лишь спросить - "Сура?" и дозволение получено. Не стоит лишь нацеливать объектив на женщин - не принято. Харам, так сказать и полное табу. Поэтому очень много приходилось снимать "с руки" или "от пуза", когда камера болтается на животе, а ты, как бы не при делах.. Или несешь себе ее внизу, стекляшкой вбок ...и щелк-щелк-щелк.



Совсем рядом с гостиницей - тоже торговые ряды. Непривычные поначалу звуки и запахи к середине дня просто становятся неотъемлемой частью окружающей обстановки, люди вокруг постепенно становятся не такими загадочными и, вливаясь в общую карусель, тоже начинаешь улыбаться налево и направо, говоря совершенно незнакомым людям: - Салам алейкум! И слышишь в ответ: - Алейкум ассалам!, сопровождаемое широкой улыбкой. Поначалу сложно привыкнуть к такому искреннему радушию от совершенно посторонних людей, да еще после нашей угрюмости российской. Сложно - но можно.



Вот, какой-то улыбчивый белозубый араб уже тянет Алёну за руку, мол, иди сюда красна девица, что это ты в платочке, как сиротка?! Ну-ка примерь вот нормальную одежду, правильную.. И, не успели мы с Сашей оглянуться, как наша спутница уже вся завернута в традиционный женский "бронежилет" черного цвета, абайю. Лишь глаза хитро смеются в нашу сторону из-под никаба - головного платка с прорезью для глаз. Какой там Армани - лучший йеменский от кутюр, понимаешь ли! Но от покупки все же отказываемся. Мало ли что - сначала наденет эту абайю с никабом, а потом, глядишь, и совсем от группы отобьется! Тут глаз да глаз нужен за женским полом - впоследствии, во время экспедиции, мы в этом убедились: 40 верблюдов предлагали нам с Сашей за нашу белокурую очаровательную спутницу! Не сошлись в цене, правда.



А солнышко уже перевалило зенит и шкварит неимоверно: окружающая яркость такова, что невозможно разглядеть экранчик фотокамеры - что же там получается. Приходится закрывать рукой, да один черт не видеть ничего толком. И постепенно накатывает жажда. А тут еще и призывные тележки с соками там и сям стоят, невозможно удержаться. Что сказать - приготовленный прямо при тебе свежевыжатый сок, это все-таки свежевыжатый сок. Особенно, если выжат он не в супермаркете на Ленинградке, а в очень даже аутентичной и располагающей обстановке. Пьется куда с большим удовольствием. Только ведь одним соком сыт не будешь, уже и обедать пора.



Консультируемся с Абдулем по поводу ближайшего "макдоналдса". Тот машет в ответ: никаких забегаловок! Во-первых "макдоналдсов" в Старом городе (равно, как и в Новом) отродясь не водилось, а, во-вторых - даже думать не смейте, гости дорогие. Обедать поедем в "правильный" местный ресторанчик, дабы вкусить настоящей замечательной местной пищи. Сопротивление бесполезно и мы дружно киваем, соглашаясь: - Тамам, Абдуль, тамам!




И, как всегда, немного путевых зарисовок.
































=====================================
Пятая серия
Tags: foto, report, yemen
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments